[Главная] [Монго -2017] Главы [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ][ 6 ][ 7 ][ 8 ] Rambler's Top100


Глава 8. Выход

 

Палатка снята, волокуши упакованы. Спасибо этому дому. Уходим.

 

Лыжи свои на выход я уговорил привязать к волокушам Панасенко. Дело в том, что они с Якшиным уже не первый поход практикуют "поезд", - две связанных волокуши. Один впереди тянет, другой сзади верёвкой приподнимает при препятствиях и подскакивает отцеплять и переворачивать, если что. Они считают, что так эффективнее, чем бороться одному с одной волокушей.
У меня в волокуше палатка, она высокая, и привязанные к ней лыжи переворачивают её сразу. При заходе наверх мне пришлось тащить их отдельно, меняя руки, всё это неудобно и утомительно. Ну, вот, сдал в поезд. Это кадры, как ребята перебираются поездом через бревно.
 


Интересно, как судьба распоряжается человеком. Не сдай я лыжи, шёл бы медленно, может, не упал бы. Теперь не узнаешь.
В общем, обрадовался я облегчению, волокуша с палаткой тянется легко, при препятствии, не снижая хода, наматываешь верёвку на руку, приподымаешь, и волокуша перелетает через бревно. Вот так летел я где-то с половину сегодняшнего пути, как вдруг меж ног попала ветка... Ба-бах! Упал-то не сильно, но с поворотом. И всё. Защемление.
Ни согнуться, ни разогнуться. Перед выходом ещё повисел на карнизе зимовья, растягивая последствия вчерашнего падения. А тут и повисеть-то не где.
Ну, что. Разгрузили меня полностью. Кое как вполз на рюкзак, перевернулся, прогнулся, туда-сюда... Встал. Пошёл потихоньку, опираясь на палки.
Вещи оставил, за ним потом вернулись Кулыгин с Кузьменко, когда свои донесли.
Перешёл в разряд инвалидов.

 

Вот и наша первая стоянка. Кострище, место для палатки, дрова. Располагаемся!

 

 

Наконец-то нашлось применение лыжам в этом походе. Равнять пол под палатку.
Неутомимая Лена машет лопатой. "Народ - в поле!" Как она вчера возвращалась с восхождения, - просто песня! Идёт девушка вприпрыжку, улыбается, а за нею, свесив языки на плечо, тащатся вереницей измождённые мужики-покорители вершин.
Вечером они допытывались у Лены, откуда такие способности при отсутствии туристического опыта. И отвечала сестрица Алёнушка: "От батюшки родимого. Смала с отцом на охоту ходила, по тайге гуляла, белку в глаз бивала..." А вы говорите, туризм...
 

 

В течение вечера я перемещался по лагерю крайне аккуратно, с минимальным исполнением обязанностей завхоза по извлечению нужных продуктов из котомок.
Сидели рядышком с Григорием Леонтьевичем у костра на чурках, как два памятника, взирая на суету сует.
Точнее, Скаллер периодически оживал и чего-нибудь делал по хозяйству. Я же был неоживающим памятником.
Сформулировал для себя четыре степени выхода из похода.
Первая, это когда выходишь со своим грузом сам. Это я был раньше.
Вторая, это когда твой груз тащат товарищи, а ты несёшь себя отдельно. В неё я перешёл сегодня.
Третья, когда тебя самого тащат товарищи. Живого.
Ну, и четвёртая. Боже упаси!

 

Славное небо над нами. Отгоняет прочь чёрные мысли.

 

Назавтра планировался ранний подъём Якшина и Кулыгина,- уйти вперёд за машинами.
Выдай им лапши на завтрак. Потом они передумали. Подозреваю, пронюхали о том, какой вкусный завтрак я запланировал. Назначились дежурить последними, чтобы приготовить мой вкусный завтрак к общему подъёму в восемь, поесть со всеми и быстренько выбежать вдаль.
С утра передовики, слегка подпортив мой замечательный рецепт картофельного пюре на молоке с сыром, маслом и специями изрядной долей перца, собрались со всеми после завтрака и вышли, когда уже снималась палатка.

Двинулись и остальные. Я за ночь вылежался, съел вечером и утром выданные мне таблетки и почувствовал себя значительно лучше. Могу ходить прямо, не поворачиваясь. Выпросил у Горнова разрешение нести свой рюкзак с вещами, отдав штатив Кузьменко. Волокушу забрал в "поезд" Панасенко, в пару к нему стал Скаллер. Лыжи мои несёт Горнов. Борозненко пошёл вперёд,- когда ребята возьмут машины, они крутнутся и отвезут его за его автомобилем.

 

Половина одиннадцатого, Володя в последний раз фотографирует чего-то в опустевшем лагере.

 

Погода чудесная, солнечная, жалко выходить из леса.
Дорожка легка до того момента, пока мы не дошли до свала в ручей, ведущий к ЛЭП.
Откуда челночили, выкарабкиваясь наверх при заходе.

 

Трава без снега очень скользкая. Панасенко со Скаллером как-то потихоньку умудрились спуститься со своим "поездом" до снега.

 

Лена уже далеко внизу.

 

Я потихоньку сполз задом вдоль бревна, держась за него. Вот ничуть не стыдно!
Кузьменко отважно шагнул в пропасть. Подарил мне динамичные кадры кувырка.

 

Горнов спустился с грузом моим способом.

 

По снегу проще, ноги не скользят.
Выходим на ЛЭП.

 

Зимний Горнов являет собою колоритнейшую фотомодель. Грех не воспользоваться!

 

Вот и место спуска на шоссе. Вдали виден мост через Иркут.


К моменту нашего подхода Кулыгин уже подъехал на автомобиле и забирал Борозненко. Двум Серёгам повезло, на шоссе подобрал попутный грузовичок, довезли до базы. Мужики в грузовике были удивлены: Откуда вы здесь взялись, посреди шоссе?
Хорошо, что аккумуляторы были сняты с автомобилей и занесены в дом. Температуры здесь, внизу, были ниже наших горных, двигатели с трудом раскрутили замерзшее за неделю масло.

 

Погрузка.

 


В Кырене заехали попрощаться в гостеприимный дом, где ночевали первую ночь.
Фото группы вместе с хозяевами.


 

[Главная] [Монго -2017] Главы [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ][ 6 ][ 7 ][ 8 ]


(c) AlexRezn, 2017
Пишите нам на solarsmile@mail.ru
Rambler's Top100