Rambler's Top100 AlexRezn HomeSite  

Похождения Петровича и Рабиновича
(коллективная поэма)

AlexRezn: 

Петрович наш, с собачкою гуляя,
И прихватимши Рабиновича в придачу,
Забрел по пьяни на чужую дачу.
Там развлекалася девица молодая...


Британка:

В глуши запущенного сада увядая.
Канешнаа, враз проникшись состраданьем,
Два друга надругались над созданьем!
Девица ж только ухмыльнулась вслед...


Holms:

Верней девица развлекала друга
Благодаря отсутствию супруга.


Британка:

...У ней на кухне подгорел обед,
И настроенье было - удавицца!
И, вдруг, такому надо же случицца,
Чтоб сразу двое под руку попались
Несчастных, что с собачкой шлялись!


Rivka:

..Что к ней на цыпочках подкрались,
Слова ей в уши нежно говорили,
Девичью бдительность умело усыпили,
Луна светила им, и звезды тоже...


Holms:

Но кто-то все же схлопотал по роже....


Rivka:

По роже?! Милостливый Б-же!
Да что ж такого Рабинович
И сердцу милый нам Петрович,
С девицей этой знойной учинили?!...


Британка:

Как что?!
Забрали честь и холку взбили!
Пустимши по миру гулять
Безо всего - как просто *лядь,
Чтоб каждый третий, кто угодно,
Ее разглядывал свободно!
Да за такое хамство, машу вать,
Им мало руки-ноги оборвать!


AlexRezn:

Нет! Я не верю, это же ошибка!
Приятели попались на пути
Девицы, что бежала (но не шибко!),
От дворника, что с видом мерзкой твари
Хватал за прелести хозяйку в пеньюаре
И не давал красавице пройти.


Rivka:

Ну надо же! Теперь мы выясняем:
На дЕвицу был третий предендент?!!
Какой-то дворник с мерзкой харей?!
И пеньюар там был,как прецедент?!!!
А я-то думала, что дЕвица любила,
Лишь пару молодцов,и только их холИла
Вот так иллюзии уходят в мир иной....


Британка:

И как же быть теперь примерною женой?
Когда два пьяных в жопу ухажера
Тебя погрузят в глыбь и мрак позора?!
И в желтой прессе поместят заметку,
Что можно даму превратить в гризетку?!
Что Рабинович и Петрович в паре
Нашкодили, не получив по харе!


Rivka:

Ну как же, как же! Было вовсе всё не так!
По харе (каждый по своей) они, канешна, получили!
И дворник угощен эгрофом был в пятак!
На дЕвицу все трое в горе болт забили.
И пеньюар разорванный был сдан в музей...

Естественно,нашелся тут еврей.
(С фамилией Каминский)
Который бизнес сделал быстро, не теряясь,
Был пеньюар объявлен как б/у у Моники Левински,
Когда её топтал Билл Клинтон, не стесняясь.


AlexRezn:

Спешу вмешаться я, девчонки, поскорей!

Хоть наши други, спору нет, повесы,
Но возводить на них поклёп - от беса!

Когда Петрович дворника увидел,
Который ту красавицу обидел,
Он бурных возмущений не сдержал,-
Повержен враг, угас страстей накал!

А Рабинович (нежен он душою)
Утешить поскорей стремится деву,
Которая с рыданьем присела
И стала пёсика ласкать украдкой,
А он её поднял, как королеву,
(Коленка у неё чуток заела),
Оттер слезу, поставив пред собою,
Она ему свои страданья спела,
Представившись пленительной загадкой...

А в утешенье - бизнес сделал ей -
Вот так попал тот пеньюар в музей!
Где всякие Камински поживились.

Приятели же с честью удалились...


AlexRezn:

Волнениев привычных пережив,
Петрович, Рабинович и собачка
Развлечься, отдохнуть пошли на скачки.
Билетов на все денюжки купив,


Британка:

Ну, Рабинович был неприхотлив -
Не глядя, выбрал рослую кобылу,
И на кон честно выставил, что было.
А про Петровича могу предполагать,
Что был он жук и форменная *лядь!
Он знал, что темные лошадки
Иной раз вносят в жизнь свои порядки:
Он просто денег дал жокею -
Чтоб досадить приятелю-еврею!


AlexRezn:

Собачка же, за денег неименьем,
Имела кобеля, укрывшись под сиденьем.

И, вот, забег! Трибуны взвыли враз!
Коней вспотевших бешеное ржанье,
Счастливой собачоночки визжанье...
А что же Рабинович? Щурит глаз

И к кассам направляется спокойно.
Петрович, руганувшись непристойно,
с ним вместе, озадаченный вконец,-
Ведь победил лядащий жеребец!

Наш Рабинович, получив наличные,
Придя при этом в настроенье преотличное,
Со смехом говорит - я чуть не помер,
При ставке перепутав нужный номер,
Но, видно, мною двигал сам Творец!

Петрович ощутил таки пи#дец!

Суприз готовя корешу-еврею,
Сам не поставил вовсе ни гроша,
Поскольку не оставил ни шиша,
Спустив на взятку зряшную жокею!

Вот так бесславно совершил обман
Петрович, поимев пустой карман.

--------

Теперь картину видим мы иную:
Друзья, с одной собачкой на двоих,
В ближайшую отправились пивную
Обмыть удачу одного из них...


Rivka:

Направишись в пивную оба кореша,
Чтобы обмыть добычу хитрого еврея,
Со знаньем дела сделали "ерша",
Петрович крякнул. Выпил, не робея:
"А, да, на мне сегодня ни гроша -
Я знаю ты, братан, ведь добрая душа,
Да и рублёв твоих запасы не скудеют,
Поэтому считаю я, что ты, как друг,
Да и ваще, как с неба получивший приз,
Сними нам вооон тех двух подруг,
Исполни маленький Петровича каприз".
Наш Рабинович шею влево повернул,
На двух подруг с опаскою взглянул...
О!!! Ночь была романтикой полна,
Светила в небе яркая луна,
Текла у Рабиновича слюна,
И от чего-то мокрой стала вдруг спина
При виде зад..глаз девицы, (той, что справа)...


AlexRezn:

Ой! Что, уж ночь настала? Ни-и фига!
От дачи до пивнушки два шага!
Видать, откушали они на славу...

Мда... хорошо ж приятели засели!

Нну.. лана, коль мгновенья пролетели,
И девицы под боком и слюна,
И хороша средь них хотя б одна...,
Наш Рабинович встал, (не покачнулся!)
И к девицам за столик рокирнулся.


Rivka:

Но от волнения он таки споткнулся,
Себе в усы тихонько чертыхнулся,
Пригладил волосы, расправил тощу грудь,
И дЕвицам в деталях разъяснил он дела суть:
"Я просто слов терять от восхищенья,
Не знаю, как мне даже объяснить-,
Мой мозги дымятся от каленья,
И мой язык не в состоянье говорить!
О, вы цветок, так вдохновляющий поэта,
Хочу у Вас потрогать...это...


AlexRezn:

Девица воздыханиям внялА,
И сумму без смущенья назвала.


Rivka:

...А вот это ты бесстыдно погнала!
А можно ль мне на выплаты разбить?
А можно ль чуть мне цену сбить?
А можно мне кредиткой заплатить?
А может Вас стараться позабыть?...


AlexRezn:

- Коли цена на Вас наводит грусть,
То вольно ж заниматься наизусть!

Девицы фыркнули и отвернулись, благо,
Подмигивал им новый бедолага.


Rivka:

Тут Рабинович в гневе сильно покраснел ,
За сердце (за бумажник?) судорожно взялся,
И гордо, как грузин, на дЕвиц поглядел,
И величаво, как еврей, спиной ретировался.

Петрович пребывая в сладостном томленьи,
С мучительной надеждой на любовные утехи,
Заметил бегство друга в диком изумленьи....


Британка:

В делах амурных не терпя такой помехи,
Решил роман подправить сам, по-русски,
Взяв водки, шпроты в масле для закуски,
Пошел, орлом глядя, на наглых энтих баб,
Чтоб заказать для них коньяк с люля-кебаб,
Но камнем пал на стол, как полный поц, устамши,
При этом облевав красуле гарнитур из замши...
Ой, мля, какой поднялся тут скандал!
Все в ход пошло - тарелки, стулья, вилки, ложки!
Кабутта в древний Рим вошел вандал,
Наддал оркестр, девицы наши задирают ножки -
Такой канкан пошел, хоть выноси святых!
Петрович сходу получил по яйцам и под дых....


Rivka:

..Девиц испуганных,облёванных,полуживых
Рэб Рабинович нежно взял за локоточки,
Повёл услужливо к родному "Москвичу",
(Тем временем Петрович схлопотал по почкам),
Сказал подругам сладко - Ох, как прокачу!-
На дачу их к себе повёз, лукавый хрен,
Красотки были в ступоре, сидели, не мигая,
А Рабинович глазок не сводил с девиц колен
Таку кадриль себе на даче представляя...


Британка:

Сказать, что нету правды под луной -
Нажить себе врагов и боли головной!
На свете есть друзья! Отп*жженый Петрович,
Избитый в хлам, ползет туда, где Рабинович
Небитым в драке мудро отошел в сторонку,
Чем сохранил себе лицо, и душу, и мошонку.
Он был еврей, и, как любой еврей - философ.
Вс-вышним слеплен он не из отбросов!
Он знал, что даже в крайнем исступленьи
Избранник Б-жий не пойдет на преступленье!
Но был он - человек, как каждый из людей.
И очень уважал блондинистых *лядей....


AlexRezn:

Когда слюну пускаешь рьяно,
То не садись, дружок, за руль!
Наш Рабинович, видно, спьяну,
Болтался за рулем, как куль.

Назад заворотивши шнобель,
Флядей обозревая ноги
Едва всех сразу не угробил,
Поймавши столбик у дороги.


Rivka:

Ну что ж, гонимый ветром и либидо,
Петрович к Рабиновичу приполз на дачу,
И там застал... испанскую корриду! -
Еврей-дружок с девицами (откушав чачи)
Веранду с перебуху приняв за арену,
Такую разыграли вместе сцену....
Виктюк, с его скандальным эротизмом,
Спокойно может дома отдыхать,
Там "порно" можно сделать эвфемизмом,
Када б за троицей сией понаблюдать...


AlexRezn:

Вот так досужие мечтанья
Не исполняются порой...
И Рабиновичу желанья
Родили жуткий геморрой!

Звучит сирены вой протяжный,
Распахнута палаты дверь,
Наш друг, похмельный, но отважный,
Прикован к коечке теперь.

А за стеной у ловеласа
Лежат девицы, просют кваса.


Admin:

Взломал Петрович рамки темы
И удостоился поэмы.


Британка:

Что я могу сказать про этих трех статистов?
Ну, выступленья, ежели кто помнит, фигуристов,
Что в золотых волнующих огнях Олимпиады,
Друг друга раскрутив, летали, как снаряды, -
Тот может только приблизительно представить,
Что значит таки ДА партнершу на уши поставить.
И в Эрмитаже мраморный Лаокоон, удушенный змеями,
Так не был смертью жуткой переплЕтен с сыновьями,
Как праведный (ад меа веэсрим) философ Рабинович,
С двумя подвыпившими Б..., как их застал Петрович!
И, хоть исп*жжен был, но молодецки рьян и пьян,
Петрович, скинув сапоги и порты, рухнул на диван.
При этом он успел еще хлебнуть горючего рюмашку,
Кавото больно ущипнув за розовую ляжку!


Британка:

Но что это с Петровичем?! Откуда эта дымка?!
И почему его прозрачная рука хватает пустоту?
Он- призрак опера? Он - ефырь-невидимка?
И кто ж посмел отнять прекрасную мечту?!
Как может быть с Петровичем такое горе?!
Он - член КПСС, штангист и соло в хоре!
Своих он не отдаст заслуг и привилегий!
За ним - страна, семья, соседи и коллеги!
Верните в строй немедленно героя....
Или объясните нам доступно, что такое?!


AlexRezn:

Кто в силах, ошибиться не робея,
Предел сыскать живучести еврея?!

Наш Рабинович, в гипсе и в повязке,
Побыв в отключке, в коме и в завязке
Без малого часочков эдак пять,
Очухался и стал обозревать,
Куда его нелёгкая впилила.

Вот стенка, вот кровать, а вот мудила,
Который чем-то, кажется, знаком...
Ах, это дворник тот, с противной рожей,
Что был на даче давеча уложен
Петровича тяжёлым кулаком!

И дворник, не узнавши поначалу
Замотанного в белое соседа,
Повел с ним задушевную беседу,
Поведав интересного немало.

Как оказалось, он пришел в сознанье,
Когда друзья уже оставили девицу,
В музей отправив пеньюар из состраданья.
Суприз! Полез он на неё... жениться!

Девица же, то бишь хозяйка дачи,
Была уже огорчена немало,
И, озверевши, грохнула мучачо,
Хотя и от него ей перепало.

Итог печален для обоих был, -
За стенкой и она была. Без сил.


Британка:

Вдруг слышит, где-то в корридоре
Рыдает чья-то баба в страшном горе.
Он выплыл в светлый яркий круг,
Сам потрясен внезапной переменой,
Что легок он, что каждый тихий звук
Он слышит на краю Вселенной!
Он вспомнил все! Как с пьяных глаз
Влетел по-наглому на скорости в КаМаЗ,
Глухой удар и вой сирены в отдаленьи,
Себя - в последнем удивленьи,
Носилки, крики, донорскую кровь,
Посмертную эрекцию, вакцину...и любовь,
Что ощутил внезапно всем сознаньем,
Когда соприкаснулся с Мирозданьем....

Скорей назад в кровать! Скорее снова жить!


AlexRezn:

Прослушал Рабинович горьку повесть
И просит:
-А извольте ознакомить
Меня с соседом справа, что лежит,
В сплошную полосу бинтов замотан,
В пижаме со следами от блевоты,
Пускает пузыри и весь дрожит.

- Ну, это кадр!- немедля сообщили,-
Его сюда недавно притащили,
Сказали, он доставлен из пивнушки,
Где честь пытался слямзить у старушки,
Которая обычно моет кружки.
Ну, доброхоты вправили мозги!
Сейчас он спит. Такие пироги.

Поохал Рабинович, подивился,
И тут сосед с пивной зашевелился...


Британка:

-Петрович! Это ты, мой друг сермяжный,
Завернут, перевязан, как пакет бумажный!
Вот это встреча, мля! Вот круглая Земля!
Мы снова вместе, мля, две жертвы алкоголя!
Мы живы, мля, и нас не устрашит неволя!
Скажи мне, милый друг, а где, мля, наши телки?
Зачем бинты, шприцы, вонища от карболки?
Противно, мля, глядеть, как ходишь ты на судно,
Вся харя в синяках, и выглядишь паскудно...
Сдается даже, что тебе чуток укоротили ногу?
Да ты, Петрович, мля, оглох и о%уел, ей Б-гу!
Чего разлегся на кровати, будто прынц ГамлЕт?
Вставай давай, иди оправься в туалет!...


AlexRezn:

Петрович шарит по подушке лапой,
Пытаясь что-то там ещё полапать,
В тумане запределья, чуть живой
Мотает очумелой головой.

- Как! Почему! Какого чёрта! Где я?
Ведь помнится я с кем-то кайф ловил...
Куда же подевалась эта фея,
С которой на софе клопов давил?!

И с хохотом соседи отвечали:
- Ты, мОлодец, имел её в астрале!
Едва не поломал вот эту койку,
Когда в бреду подруг повел на дойку!

Петровичева отвалилась челюсть,
Когда всосал всю ситуёхи прелесть:
- Вот ни ляля! Весёлая задачка!
Ты, Оська, значит, девок взял и смылся,
А я тебя прикрыл и отрубился?
Где тёлки, мля, и где моя собачка?!!!

Тут дворник, поглядевши свежим глазом,
Опознаёт друзей, обоих разом:
- Оп-па! Да ваши морды, без сомненья,
Знакомы мне, болит подбитый глаз,
Как кстати вы беспомощны сейчас!
Я вижу в этом руку провиденья,
Мочить зачну обоих до усрачки!

Тут под окном раздался визг собачки,
Которая в тревоге и тоске
Рвалась к хозяину по брошеной доске.

(По той доске народец из больницы
Спускался с подоконника тайком,
Что б в винный магазин пройти тишком
И с пузырем в палату возвратиться.)

Петрович встрепенулся, подал знак
И Рабинович распахнул окошко,
Влетает псина. Дворник, хоть дурак,
Попятился и побледнел немножко.

В итоге, перемена настроенья
Служила им залогом к примиренью.


Британка:

И был бы мир меж этой тройкой, если б
Тот пьяный дворник был бы вежлив.
Но то, что сыпал он друзьям из пасти,
Больничке бедной принесло напасти:

Карочи, этот деревенский темный жлоб
Не смог простить, что был ударен в лоб.
И он, обиду затаив, решил закрыть вопрос -
Ему покоя не давал еврейский длинный нос.

Прикинул он, что если бросить на лопатки,
То сможет он жиду отметить по сопатке!
И может наступил бы Рабиновичу каюк,
Когда бы спал Петрович - верный друг.

Но он воскрес из мертвых прямо на глазах!
Чуток припухши, с сединою в волосах,
А в остальном - Петрович парень хоть куда!
И был оставлен дворником жидяра без вреда.

Сбежалась к Главврачу больничная прислуга-
Трясясь от ужаса,отлично понимая, что три друга,
Хоть каждый был до синевы избит и чуть живой,
Спаялись намертво, как экипаж машины боевой!


AlexRezn:

И что б отметить спайку боевую,
Послали дворника в известную пивную.
Тот по доске спустился, повредив коленку,
Ну, а Петрович начал тарабанить в стенку...


Британка:

А Рабинович снова присмотрел себе шатенку-
Была средь медсестер одна неслабая девица,
Поставить в зад клистир - ну просто мастерица!

Втирая вазелин, сначала массажем согрела кобчик,
Потом, вниманье отвлекая, воткнула клизмы кончик.
И все. И он пропал совсем, наш бравый Рабинович,
Женился б к черту сразу, когда б не друг Петрович!

На всех жениться ты не можешь, друг болезный!
И не забудь из жопы вынуть штырь железный -
У массажистки с рук стекает вазелин в промежность,
Каво угодно при таких делах несет на нежность!

Ты должен помнить, Рабинович - царь зверей,
Что из больницы надо, мля, нам выбраться скорей.
Какое может, мля, томить любовное влеченье,
Коль ты, исп*жжен весь в хламину, на леченьи.


AlexRezn:

Покуда Рабинович от молодки
Сквозь вазелин любовь рождал в экстазе,
В палату уже дворник наш залазил,
В окошко подавая ящик водки.

Петрович вдохновенно принял стопку,
Поздравив Рабиновича с почином,
Который медсестру хватал за попку,
Любовью истекая с вазелином.


Британка:

Скажите, милые мои коллеги и друзья,
Разрешено бухать в больнице иль нельзя?
Ха-ха! А вот и можно! Если осторожно
Вводить горючее иголками подкожно!

Карочи, в капельницы дозы разлитЫ,
Разбиты в крошку гипсы, сорваны бинты...
Природа бухаря ваще не терпит пустоты,
Рождая дрожь в руках, изжогу и мечты!

Камута верная и сердобольная супруга
В посылке малосольных огурцов упругих
Прислала где-та пять кило , а то и больше,
Ей думалось, что хватит их на дольше-

Какое там! Открылось столько ртов халявных,
Изрыгнувших фонтан речей заздравных,
Что мигом кончилися у друзей припасы -
Селедочка , сардинки, шпроты, ананасы!

Ой, мля, да здравствует совецкая больница!
Уж не болит Петровича подбитая глазница,
И персонал, что делает клистир или рентген,
Сисястей многократно, чем Софи Лорен!

А сколько баб лежит в соседнем отделенье!
Кто кроме нас про Рай имеет представленье?!
Вы скажете, что мы, от пьяной широты души,
Продать готовы Русь, чтоб выручить гроши?!

О, как вы плохо знаете великий наш народ!


AlexRezn:

Кто сам не забухает, тот вряд ли нас поймёт!

Уж вечер посетил лечебные палаты,
Усталые врачи довольно разошлись,
Способны потрясти коллегу-Гиппократа
Занятия больных, что капель набрались.

Вот из последних сил влюбленный Рабинович
Вползает чрез порог к дежурной медсестре,
Еще один рывок...., а там уже Петрович
Девицу расстелил на выцветшем ковре.

Не плачь, еврей, не плачь! Все к лучшему, наверно,
Вот дворник, новый друг, он за собой зовёт,
С призывом наплевать, хотя тебе и скверно,
Известных трёх подруг увлечь в круговорот!

Они уж за стеной томятся, жаждут встречи,
Взгляни же ты на них, ведь, правда, хороши?
А ты, хотя хмельной, но долог этот вечер,
И трое на двоих - не много для души!

И здорово, когда устроят в одночасье
Кушетку, стол, девиц, тянущихся к тебе,
Бывает у жида, хоть с перепою, счастье,
Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе.


Британка:

Не правда ль, странно? Рабинович...Дворник...
Как хитро сплетены судьбой узоры жизни!
Избранник Б-жий, диссидент, затворник
И этот грязный, провонявший чистильщик отчизны!

Что есть судьба?
Одна борьба!
С рутиной, с происком завистливых людей.
Когда имея ящик водки, закусь и флидей,

Набитых тесно в теплой комнате соседней,
Ты горд и счастлив, что свой миг последний
Готов ( и можешь!)провести в компании приятной,
От мира запершись для оргии приватной!

И вот они вдвоем вошли в приют девичий:
Казенное белье, пружинные матрацы без отличий,
Обшарпанные стены, сырость, запах хлора,
Больничный скудный харч не привлекает взора...

Три нимфы бледных в синяках и бигудях,
Перемигнувшись, лихо рвут завязки на грудях,
Отбросив ложный стыд и пошлый эстетизм,
Готовы предложить друзьям свой организм!

Ой, Рабинович! Вспомни, кто ты! Где ты?!
Ведь были у тебя в роду известные поэты!
Ведь ты, гавнюк, Шолом Алейхема родня!
И мне- по мужу, мля, так не позорь меня!


Британка:

Ага, сичас! всю жизнь мечтал такой прошляпить пир!
И не такой уж был по жизни я сатир,
Чтоб мог спокойно и без сожаленья
Отбросить шанс - любви совокупленья!

Я знал учебу лишь, да тяжкий труд, да спорт!
И, если хочешь знать, сей дворник - Раппопорт!
Мы жили, два жида, не зная развлечений -
Иудаизм - сплошной режим ограничений.

Отпал от нас дружбак Петрович сам собою:
Оторван, словно лист, межклассовой борьбою.
Так откололась Русь без видимой причины
От Древне-Римско-Католической общины!

Так что теперь, нам с горя удавицца?!
Кончай тупой базар! Желаем веселицца!
Сейчас мой мощный дух взорвет ширинку!
А если это зрелище кому в диковинку-новинку,

Тот может подойти или смотреть от двери,
Как мы девиц сомнем, голодные что звери!
И той красотке, что займется с Раппопортом,
Такая связь всегда грозит абортом за абортом!

А потому, что адским плодородьем наградила
Природа этова вот пьяного мудилу...


Rivka:

Пока я тут куда-то уходила,
Ввели тут нового героя -Раппопортa?!
Который дЕвицам синюшным чреват абортом?!

Ну,что ж придётся новый персонаж чертами хоть какими наделять:
Он был мужчиною-мечтою,склада Аполона и манер француза,
Немного лысоват,немного хромоват,любил в носу(лишь иногда) поковырять,
Чуть-чуть косил, был лопоух, чуть-чуть свисало пузо.
А так был правильный пацан и ,главное, горячий,
Как раннею весной испанский знойный и голодный мачо.
И с Рабиновичем пошел в атаку под знаменем Амура с готовностью такой,
Что дЕвицы,забывши всё на свете,из слов сказать успели только "Ой!"
И всё! Там так замельтешило,так стало жарко в атмосфере!
(Петрович же губителями русского народа оставлен был стоять у двЕри.)

Петрович,оставленный судьбой и Рабиновичем у двЕри,
Брызжа слюной, зрачком вращая, закусив клыком удила,
Смотрел в безумном гневе как виртуозно эти суки(!),эти звери(!),
Без телескопу дЕвицам смотреть давали на небесные светила.


Британка:

Не знаю, что в подробностях там было
Я страсть как не люблю угарные попойки,
Когда нет сил себя доволочить до койки!

Но здесь предельно просто- все лежат уже,
Едва полуприкрытые стерильным неглиже.
Одну из тех девиц приметил Раппопорт с утра,
Когда тампон с нашатырем ему дала сестра,

(Ну, та, что пер Петрович на ковре линялом),
Еще он пожалел, что весь обколот люминалом,
Хотелось наравне с друзьями окунуться в гущу свалки,
Когда в таком количестве есть честные давалки!

А эти нимфы, мля, свежей и чище дур столичных,
Хотя и моются в условиях больничных!
Воскормлены на молочке парном из-под коровы-
Поэтому выносливы, белЫ, румяны и здоровы.


Holms:

Что-то сайт сегодня очень
Сексуально озабочен...


Rivka:

И да, действительно, ведь прав Админ,
Сменить пластинку не мешало б...
Что б не стошнило от представленных картин,
И что б не поступало гневных жалоб..


Британка:

А от каво? Вы видите здесь грозных сэров,
Что могут попенять на качество манеров?!
По-моему, мы здесь давно одни толкемся,
Наступит полный штиль, когда и мы заткнемся!


Марк:

Это только мительшпиль...
Не настанет полный штиль!
И Петровича с бутылкой,
С недотоптанной им милкой,
С Рабиновичем дрожащим,
С Раппопортом возлежащим,
Мы не раз увидим здесь.
Ныне, присно, завтра, днесь!


Британка:

Про Раппопорта в жилконторе ходят сплетни,
Что был Гусинского он побогаче и приметней.
Что это щас он - словно персонаж из анекдота,
Но у него была когда-то знааатная работа!

Он был подпольным антикваром, жил на Мойке,
Ходил в мехах в зимой, а летом - на Канарах,
Потом запил, ограбили, женился вдруг на гойке,
В какой-то день нашел себя на Калыме, на нарах...

В своей квартире прописав и накупив брильянтов,
Попался на фуфло мужик недюжинных талантов-
Вложил свой ваучер он в руки гнусной сучки,
И Раппопорта, за нос взяв, доставили до ручки.

Хотел от горя застрелицца, да с кем-то пропил пистолет.
Теперь, бедняк, свистит в кулак - на новый денег нет.


AlexRezn:

О времена! О нравы! Вот загадка!
Рыдайте моралисты всех времён...

Налёт цивилизации сметён,
Любовная сжигает лихорадка
Героев наших. Где культурный слой?
Где генное наследье поколений?
Отринуты условности! Долой
Досадные мицвот забытых тени...

Качающейся лампы тусклый свет
Высвечивает кадры вакханалий:
Блеск матовый грудей, изгибы талий,
Округлость бёдер, прелестей букет...

Не верю я, что сей развратный хлев,
Тот час же не постигнет божья кара,
Геенну минем мы, преодолев
Последствия безумного угара.

Но чу! Вот раздаётся божий глас,-
Иерихонской праведной трубой,
Провозгласив: "Пришел расплаты час!",
На грешников упал сирены вой...

Мгновенно отлетело вожделенье!
Отвратна смесь убогих сих картин:
Проклятья убегающих мужчин,
Бессильные рыданья падших женщин...

Но что произошло?! В чём воплощенье
Десницы божией, шабаш унявшей оный?
Несчастные, ведь было обьявленье
Ночных учениев гражданской обороны!!!

Петрович, Рабинович, Раппопорт,
Навек вы стали притчей во языцех,-
Беспомощен противогаз на лицах,
Коль без одежды полный дискомфорт!

Главврач теперь друзей накажет,
С больницы вылетят плачевно.
"О, Боже! Что об этом скажет
Графиня Марья Алексевна!"

==========

И вот, шагают по дороге
Петровича кривые ноги.
С ним Рабинович, тих, но горд!
Собачка. Славный Раппопорт.


Rivka:

ОК, ошибка мною понята, друзья,
Моралью я не в праве попeнять,
Мы ведь, в натуре, вовсе не графья,
Я даже знаю страшно слово "Бл.дь"!

Итак, три другана удовлетворённых,
Покинули больницу - гнЕздище Ваала,
И в их сердцах, любовью обоженных,
К девицам страсть пока ещё витала.

Что надобно теперь мужчине для нирваны?
Конечно, выпить (много) - страсти остудить,
В пивную прямиком - гранённые стаканы,
Ведь надо ж мужикам без баб поговорить?!


AlexRezn:

- Однако ж сколько можно нам в пивную!,-
ДругАнам Рабинович говорит,
- На тему эту блядскую, хмельную,
С гражданской обороны - не стоит!

И шоб поправиться культурно поскорей,
Айда, ребята, в исторический музей!


Rivka:

- Ну, да, ведь я забыл,браток,что ты еврей!-
Петрович Рабиновичу проговорил без злости,
- Вам, антилгентам нежным, всё подавай музей,
Ну, нахренa сдались тебе хитиозавров кости?!!!


AlexRezn:

Да проспиртован я уже насквозь,
И помутнение в мозгах порой,
Едва в переднице чегой-то напряглось,
Тот час из задницы вылазит геморрой!


Rivka:

Ну что я, мля, на это, мля, имею, мля, сказать?
Всегда я знал про подлость, мля, еврейского народа!
Вы сами не готовы водку по-мущински, ептать, жрать,
Споить хотите русских вы, жидовская ты морда!


Британка:

Петрович, что с тобой? Упала маска дружбы,
Дыханье стеснено под душной пеленой -
Как колокол в ушах, как звон воскресной службы,
Нахлынула вдруг правда темною волной:

Петрович дал врагам глумицца над слабинкой!
Вросли в тебя проклятые жиды, что корни вековые,
Они смеются над тобой, задрав носы с горбинкой,
И нищий дворник хвалится немытой жесткой выей!

А ты, Петрович, глупый сын народа-богоносца,
Дрожишь с похмелья по утру, обобран и обосцан!
Раправь, Петрович, гордо грудь свою!
Иль подвиг соверши, или пади в бою!


Rivka:

О, да! Петрович осознал своё величье,
Набат звучит и триколор трепещет,
В секунду русич поменял свою обличье,
Жиды дрожат. Петрович водку хлещет,
Сбривает наголо кудрявые власины,
Затягивается в брюки цвета хаки,
И в дополненье патриотической картины,
Кидается в пылу в соседние бараки,
Где заседают патриоты всей Руси,
Что знают как Mать - Родину спасти.

-Ну, что ж, Петрович, рады мы, что, наконец,
Ты осознал, что от жидов Руси капец!
Мы так же рады тваму нову причасону,
И брюк патриотических фасону.
Вставай в ряды ты истинных арийцев,
И вместе мы проучим кровопийцев!


AlexRezn:

Таращат Рабинович с Раппопортом
Еврейские навыкате глаза,
Потрясены нежданным тем абортом,
Нависла над аидами гроза!!!

Вот так... совместно квасить станешь,
А в душу к гою не заглянешь!


Rivka:

Так трио наше милое распалось,
И друга два решили пить дуэтом,
Хоть горькие слова наружу рвались,
Они запили, без Петровича портрэта.

Потом, естественно, в музей пошли,
Что бы культурно просветиться,
И там без рук Венеры статую нашли...


Британка:

Да и по чести молвить, как же не напицца?!

Вот уж пассаж неслабый - мертвая петля!
Ну, дворник- опытный, а Рабинович крепко о%уел,
Когда его, мля, друг давно знакомый, мля,
С которым выпил море и свиней без счету съел,

Такие начал резко функции и формы обретать,
Что надо быстро собирать манатки и скорей мотать!
При виде молодых скинхедов с бритыми затылками,
Уже не хочецца бежать в магАзин за бутылками.

Ну, Рабинович с Раппопортом, вам надобно решать,
Хотите ль вы принять пассивное участие в погроме?
Охота ли от русских рук вам смерть принять,
Или с башкой проломленною поваляцца в коме?

Ин вино веритас, а хочешь - так шерше ля фам!
Настанет в жизни миг такой, что верится словам.
И вот, в такое краткое и неприятное мгновенье,
Еврею хватит времени, чтобы принять решенье:

Скорей бежим в ОВИР! Скорей купить билет!
И к тете Сарре в Тель-Авив поспеем на обед!
Ты, что ль, не в курсе, Раппопорт, что Рабиновичей
В Израиле - мильены, как в Совке Петровичей!

Здесь море - голубое! Здесь небо - голубое!
Здесь фрукты, солнце, телки - просто ма шу!
Здесь Раппопорты - все подряд, и мы с тобою,
Печальный дворник, снова жизнь отстроим нашу!

Смотри, вон скачет воробей! Он тоже маленький еврей!
Мы здесь на Родине своей, концы обрежем поскорей!
Иудаизм - отличная конфессия!
А у тебя, к тому же, есть профессия!


Rivka:

И вот вдвоём они гуляют по Иерусалиму,
На девушек кудрявых смотрят с восхищеньем,
Но не находят на витринах жирную свинину,
И на пейсатых смотрят с скрытым отвращеньем.

Вот первый день в олимовском ульпане
Крючечки с точечками им преподают,
- Ох, лучше быть сейчас нам в русский бане,
С водярой, с салом! Там где морду бьют!

Тут вовсе заскучали наши кореша,
Без выпивки и всех народов дружбы,
К тому ж в кармане нету ни гроша -
Аборигены не берут к себе на службу.


Admin:

Но вскорости наш дворник был спасен -
Профессором он взят был в Технион.


AlexRezn:

А Рабинович - на подхвате,
Скромняга от рожденья он,
Его устроил друг-приятель
Мести в Субботу Технион!


Rivka:

Короче, потихоньку два друга пообжились,
Купили тачки, мебель и нашли друзей,
За чистоту Израиля бороться побожились,
И стали выяснять, кто бОльший тут еврей.

Понятно, Рабинович

(с бабушкою Сарой и с бабушкой Реббекой),
Задрал свой шнобл,очень гордый чистотой кровей,
Но Раппопорт (понятно) был вдвойне еврейским человеком-
Свой древний род ведёт он от Израильских Царей.

Так спорили они, еврейством похвалялись,
К Субботе шампуры всегда были готовы,
Свининой с пивом в Пейсах закупались-
Пейсатым не удасться их обуть в оковы!


AlexRezn:

На митингах шаломахшав орали,
в рядах тусуясь общечеловеков,
А в Иерусалиме побывали,
Участвуя в параде гомосеков!


Rivka:

Любили беcкультурье "местных" обсудить,
Ведь "русские" прославлены своей культурой,
А для аборигена ноги на скамейку положить
Является практически второй натурой.

"Ведь мы всю жизнь(!) ходили на балеты,
Ходили раз в неделю(!) в исторический музей,
В театр ходили слушать оперетты,
И созывали на прочтение стихов гостей.

А тут не пахнет истинной культурой,
"Они" не знают, кто-такой Стравинский(!),
Совсем не увлекаются "они" литературой,
Читая лишь про платье Моники Левински".


AlexRezn:

С отьездом близкого соседа
Петрович жутко заскучал.
И в роли дикого скинхэда
Недолго он права качал.

Обрушить праведных кастетов,
Цепей священных на кого?
Наделать из кого котлетов,
За то, что бросили его?

Иных уж нет, а те далече,
А с этими воюет власть...
Собралось патриотов вече,
Погавкать на аидов всласть.

Видать, не просто так слиняли,
Вдали хохочут неспроста,
Богатства бросили едва ли,
Начавши с чистого листа!

Да, вот разгадка нищей доли
Народа русскаго! Оне
Смотались против нашей воли,
Чем обьегорили вдвойне!

Втихушку золото собрали,
С партийной кассой увезли,
Мы первых тока обобрали,
Пока отказывать могли.

Петрович, чуя дум томленье,
Перед собранием встаёт
И с ходу умозаключенье
С прицелом дальним выдаёт:

По злату плакать нет причины,
Оно не банках европейских,-
В песках далёкой Палестины
Зарыто в сундуках еврейских!

Для охраненья кладов сих
Евреи строят поселенья,
Проникнуть надо в тайну их
И выкрасть злато, без сомненья!

Тут мужички, перекрестясь,
Петровичу хвалу воздали,
И на разведку в тот же час
На деньги обчества послали.

Благословясь пол-литрой, он
Туристом едет... под Хеврон!


Holms:

Поскольку здесь свободе слова
Похоже наступил киздец,
Даст шанс политсатира снова
Тем, кто еще в дуду игрец.

Чтоб не казалась полной жопа
Давайте, вспомним-ка Эзопа!


Британка:

Жидом веселым под завязку
Набит ЭльАльский самолет.
Петрович, хоть не верит в сказку -
Со всеми вместе жрет и пьет.

Сидит, с иголочки одетый,
Жует закуску бакалейну,
И, хоть и стал совсем отпетый,
Поет припев: Шалом алейну!


Rivka:

Петрович вскоре приземлился,
(После удачного полёта)
Со стюардессой распростился,
Сбежал по трапу самолёта.

Он вышел в зале ожиданий,
Там ждал его друг-Рабинович,
И после бурных лобызаний,
Расстрогался вконец Петрович.

Два кореша поехали на хату,
Петрович из окна смотрел
На пальмы ,солнце и пархатых,
Пока совсем не обалдел.

"Скажи мне,друг мой закадычный,
Тут ВСЕ евреи, даже птицы?!!
А вид у всех вполне приличный.
И не смекнёшь,что кровопийцы..."


Rivka:

Тут Рабинович глаз скосил в окошко:
-Конечно,брат мой, все мы тут евреи,
И хоть балУимься сальцом немножко,
Усе зовёмси гордым словом "иудеи".

Да! Кстати, сейчас мы едем ёлку покупать,
Ведь надо ж как-то Рождество справлять?!
Всегда готова Новогодняя Программа
Сынам достойным Сарры с Авраамом!

А че? Снегурку-Ривкой назовём,
Дедана - Сабой Ициком, к примеру,
Дитям подарки к ёлке покладём,
А женам купим томики Бодлера.

В Субботу? А шо, братан, в Субботу?
Да Б-г с тобой!! Как можно думать про работу!?
Мы только зажигаем от мангала сигарету...
Чего-чего нельзя?! По Моисееву Декрету?!

Да, ну тебя, земляк! Чего такое мелешь?!
МЕНЯ иудаизьму гой хочет научить?!
Да, я еврей с семи сторон! Не веришь?!
Начистить морду щас или малёха погодить?

Всё, всё! Не будем, друг, ругаться,
Ведь ты в гостях, Петрович дорогой!-
И так два кореша продожили обчаться,
И, наконец, попали к Рабиновичу домой...

Вместо эпиграфа:

Когда б Петровичу поэты,
Свой дар дарили безвозмездно,
Тогда б забавные куплеты,
Кидались в форумную бездну...

Вместо крика души:

О, где вы, Алекс и Британка?!
Одна тянуть не в силах я,
Стихов петровичехных лямку,
Ну, помогите мне, друзья!


Британка:

У Рабиновича стоял на кухне дым столбом,
Жена и теща шпиговали сыром с чесноком
Огромный окорок, что жарился в духовке.
А резать и подать к столу доверили золовке.

Бутыли с водкой стройной парой батарей
Уже мерцали тусклым блеском у дверей.
Надежно укутанный в сумрак балконный,
Пускал пузыри аппарат самогонный.

А на столе, на сальцем смазанной бумажке,
Лежали куры в ряд, раскинув томно ляжки.
Ломти гефилте фиш разложены на блюде.
И, пусть подавявятся завистливые люди,

Вся в шампиньонах и сметане, туша осетра!
В застольях краткость - бесталанности сестра!
Вот в бочке малосольная душистая капуска-
Целебная, любимейшая русская закуска!

С утра нет лучше под картошку и селедочку,
Как только опрокинешь в глотку водочку.
А что?! Мы разве здесь не иудеи, как Исус?!
Не станем же, друзья, кашрутом портить вкус!


Rivka:

От кулинарных изысков таких,
Петровича желудок застонал,
Слюны его хватило б на двоих!
Из рта наружу вырвался вокал:

Тебе пою я, окорок, жирком пьянящий!
Тебе, капусты лист, я почесть отдаю!
Тебе,куринных ног раскид манящий,
Я посвящаю песню страстную мою.

Я понял! Я почувствовал!Я осознал!
Хочу я быть, как вы, евреем,
Мне снилось это! Я ведь это знал:
Рожден я быть кошерным иудеем!

В каком, по счету, поколенье
Есть право тут на возвращенье?


Британка:

Ну вот! Какие счеты поколений меж друзей?!
Ты здесь живешь не хуже, чем любой еврей!
Лабазы прямо ломятся, на шуке - словно даром
Ты можешь запастись ваще любым товаром!

Тебе никто и никогда не лазает в штаны,
Кашерно ль ты обрезан и какой длины,
Закручены ли пэйсы в завитки крутые,
И упакована ль супруга в цацки золотые!

Живи, цвети, мой друг, плодись и размножайся!
Хоть в Мерец запишись - да в Кнессет избирайся!
Свободен как орел, паришь, ничем не связан!
Евреем можешь и не быть, но ЛЕВЫМ - быть обязан!

У нас тут есть один такой, зовут его Остапом.
В Израиль, как и ты, проник он тихим сапом.
Он, как в Раю, как у Христа за пазухой, живет!
Продался левым и, как флять, с них денежку берет

Он ежемесячно неслабым членским гонораром.
Мечтаю, он подавится когда-нибудь своим наваром.
С него пример ты не бери, мой старый друг Петрович,
Тогда никто и не поймет, что ты - не Рабинович.


Rivka:

Два друга тихо-мирно говорили,
За жизнь, друзей, политику и баб,
Водичку огненную потихоньку пили
Сказал Петрович, проглотив кебаб:

"Скажи-ка мне, друг иудейский,
Зачем Израиль так жесток?
Зачем народец твой еврейский,
Терроризирует Восток?

Зачем Вы, полчища сынов Иуды,
Арабов горстку мучаете тут?
Они смирны, как их верблюды!
Вам трудно взять, чего дают?!

ООН дала вам горы и равнины
Простор такой, что мало места ,
Но, как же! Сионисты и раввины-
Капризы, как у той невесты!

Ну, что ты смотришь на меня?
Автобус вам тогда взорвали?
В Хевроне что-ль была резня?
Солдат в Рамалле разорвали?

Ну, и? Кому щас хорошо живётся?
Так трудно Делу Мира послужить?!
Давидов дух наружу (тщетно) рвётся,
Чтоб Голиафа с Газы победить?!

Да, лучше б сами прыгнули вы в море,
Тогда б спокойствие ко всем пришло,
Ведь миру от евреев столько горя...
Когда вы сгинете? Уж время подошло!"


Holms:

Вас били, бьют и будут бить
От Франции до Тель-Авива
И вас мы будем так любить,
Как немцы, попивая пиво.

======================

"Это последний из рассказов о Маугли"...

Октябрь-декабрь 2003 г.

--- || ---

 

Много позже и совсем в другом месте:

AlexRezn:

Абрамыч размышлял в любовном раже:
Едва шеволюсь, стал больным и старым,
Уж девок не догнать, а всё туда же!
Намазать, чё ли, жопу скипидаром...

Сидит Абрамыч с толстою тетрадкой,
Читает вслух стихотворенья наши,
Поглядывает в зеркальце украдкой:
А, всё ж, Петровичем я был бы краше!

[Главная][Литерашки][Коллективные развлечения] Петровичи:[1][2][3][4][5][6][7][8]


(c) AlexRezn and coauthors
Пишите нам на solarsmile@mail.ru
Rambler's Top100